«Тубдиспансеры закроют, а больных отправят в обычные больницы»

Что на самом деле будут менять


«Туберкулезные диспансеры закроют. Больные будут стоять в одной очереди с детьми на прием к семейному врачу. И это при том, что в Украине эпидемия туберкулеза». Уже несколько недель похожие записи распространяют в соцсетях и на некоторых сайтах.

Что не так с тубдиспансерами

20% больных сложным туберкулезом отказываются проходить полный курс лечения. По протоколам, которые не менялись с середины прошлого века, пациент с чувствительным (легким) туберкулезом лечится в стационаре шесть месяцев. С устойчивым – до 20 месяцев.

Не все больные выдерживают пребывание в тубдиспансере. По статистике Минздрава, 10% больных вообще не начинают лечение. Примерно столько же бросает лечиться еще на начальной стадии и около 20% больных мультирезистентным (сложным) туберкулезом отказываются лечиться 20 месяцев. Многие боятся за эти 6-20 месяцев потерять семью или работу. Из-за того, что лечение прерывается, и в диспансере больные повторно заражают друг друга, только 38 из 100 пациентов с устойчивой формой полностью выздоравливают.

Сейчас нигде в мире туберкулез не лечат так долго. Современное лечение позволяет сократить пребывание пациента в стационаре.

Что сделают с тубдиспансерами

Светлана Есипенко сейчас возглавляет Одесский областной центр социально значимых болезней. Еще несколько лет назад это был обычный тубдиспансер.

«У нас была такая же разрозненная сеть противотуберкулезных учреждений, которая существует во многих регионах Украины. Еще в 2012 году у нас было 1625 коек и один детский противотуберкулезный санаторий. Сегодня у нас осталось 480 коек, и даже это много для региона с самым высоким уровнем заболеваемости туберкулезом», – рассказывает Светлана Есипенко.

В области просто начали вводить международные стандарты лечения. В больнице перестали удерживать пациентов, которые больше не заразны. Такие пациенты могут контактировать с людьми и выходить на работу, поэтому их отпускают домой, где они продолжают принимать лекарства.

«В нашем протоколе есть парадокс – пациент со сложной формой туберкулеза после начала лечения проходит первый контроль через 30 дней. А пациент с чувствительным туберкулезом – через 60 дней. Все это время он находится на стационаре. Хотя чувствительный пациент значительно быстрее обезбациливается, чем мультирезистентный. Мы приняли у себя стандарт, по которому делаем контроль у чувствительного пациента на 30-й день. Так мы сократили среднее пребывание пациента в стационаре до 34 дней. А начинали мы с 233», – рассказывает Светлана Есипенко.

Те пациенты, которые еще заразны, лечатся в стационаре. Если организм больше не выделяет туберкулезную палочку – лечатся амбулаторно. Если болеет человек без определенного места жительства, его отправляют на санаторное лечение. Остальные могут выбрать одну из 11 моделей амбулаторного лечения, которые разработали в медучреждении.

По словам Есипенко, большинство продолжают лечиться благодаря электронным моделям взаимодействия. Например, пациенты в договоренное время выходят на видеосвязь с медработником и при нем принимают препараты. Или больному выдают смартбокс – пациент получает коробку с лекарствами, когда она открывается, врачу приходит сообщение: это значит, что пациент принял лекарства. Где-то 30% пациентов, которые больше не заразны, идут лечиться через первичную сеть – семейных врачей, терапевтов. А в стационаре все внимание уделяется тяжелым пациентам.

Такие изменения должны пройти остальные туберкулезные службы.

Кто против реформы туберкулезной службы

«Больные туберкулезом будут ездить в общественном транспорте, стоять в одних очередях с детьми и заражать всех вокруг». Такие сообщения начали распространять в соцсетях.

«Ситуация вокруг туберкулеза – это средневековье номер два после коронавируса. К сожалению, тема туберкулеза в нашей стране воспринимается негативно. Эта стигма связана с тем, что как раз служба сама себя защищает и отгораживается от общества и пытается изолировать своего пациента», – считает Светлана Есипенко.

Незаразным пациентам не придется находиться полгода в больнице. Это действительно означает, что большая часть коек станет ненужной. Соответственно, отпадет потребность обслуживать эти койки, и часть медиков придется сократить.

Но главное сопротивление идет от главврачей тубдиспансеров, которые не хотят что-то менять, считает Есипенко.

Дело и в том, что с 1 апреля специализированная медпомощь, и туберкулезная служба в том числе, будет финансироваться через Национальную службу здоровья Украины (НСЗУ). А платить ведомство будет не по количеству коек в больнице, как сейчас, а за лечение пациентов. Чем больше вылеченных, тем больше оплата от НСЗУ. А чтобы заключить договор с НСЗУ, надо отвечать требованиям: наличие оборудования, специалистов и т.д.

«На сегодня 281 медучреждение подали заявки на контрактирование лечения туберкулезных пациентов. Из них 18 – тубдиспансеры, остальные – многопрофильные больницы, которые имеют все условия, чтобы предоставить качественную медпомощь. Ни один пациент, который нуждается в противотуберкулезной помощи, не останется без нее», – прокомментировали в НСЗУ.

Что надо знать о туберкулезе

Основные признаки туберкулеза – кашель более двух недель, потливость во время сна и температура 37,2-37,3.

Флюорографии недостаточно, чтобы определить туберкулез. При подозрении на болезнь нужно сделать микроскопию мазка мокроты.

Подхватить туберкулез можно в людных сырых закрытых помещениях, где нет вентиляции. На открытом воздухе больные туберкулезом не заразные, поскольку при дневном свете бактерии туберкулеза гибнут.

«Согласно ВОЗ, риск заболеть туберкулезом у человека равняется 5-10% в течение жизни. А контагиозность (заражаемость. – Ред.) кори составляет 95%! Если вы попадаете в контакт с больным корью – 95% заболеют. При туберкулезе 5-10 людей из 100», – говорит Светлана Есипенко.


Like it? Share with your friends!

28 shares
Choose A Format
Story
Formatted Text with Embeds and Visuals
Video
Youtube, Vimeo or Vine Embeds